Сущность и правовое регулирование наследования

Сущность наследования. Граждане могут наследовать и завещать имущество (ст. 18 ГК). Наследование - переход имущества (наследства, наследственного имущества) умершего лица (наследодателя) к другому указанному им в завещании или определенному законом лицу (наследнику), при котором имущество переходит в порядке универсального правопреемства, т.е. по общему правилу в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если законом не установлено иное (п. 1 ст. 1110 и ст. 1111 ГК). Наследование, таким образом, - правопреемство с участием на стороне правопредшественника (праводателя) умершего. С наследованием связываются смена правообладателя и переход права (в том числе смена собственника и переход права собственности)*(522).

Поскольку наследование - правопреемство (а при наследовании по завещанию также необходимы и воля наследодателя, и согласие наследника на передачу и принятие наследства), не касаясь сейчас вопроса о критериях деления оснований возникновения права на первоначальные и производные (как и самого этого деления, в котором иногда сомневаются), наследование - основание производного приобретения права. Поскольку наследование - правопреемство с участием на стороне праводателя умершего, нормы наследственного права не применяются к прижизненным отношениям с его участием (за исключением прижизненных отношений по составлению, отмене и изменению завещания, "связанных с подготовкой гражданина к смерти"). И как верно то, что сходное наследственному правопреемству правопреемство при прекращении (реорганизации) юридических лиц регулируется отдельно (ст. 57, 58 ГК), в свою очередь, государство и муниципальные образования, будучи постоянно действующими субъектами, вообще едва ли нуждаются в подобных механизмах, не всякое правопреемство с участием на стороне праводателя умершего, как будет показано далее, является наследованием*(523).

Согласно ст. 1111 ГК наследование осуществляется по двум возможным и автономно регулируемым законом основаниям - по завещанию и по закону (гл. 62, 63 ГК). В силу п. 3 ст. 572 ГК отечественное право не знает ни donatio mortis causa (договор дарения, вступающий в силу после смерти дарителя), ни Erbvertrag (договор о наследовании - § 1941 ГГУ)*(524). Однако наследование по завещанию и по закону не следует понимать так, будто бы для возникновения правопреемства достаточно одного завещания в первом случае или нормы закона во втором. Наследственное правопреемство во всяком случае покоится на фактическом составе из разнообразных по количеству и качеству юридических фактов. В числе общих - смерть (неизбежное событие) или аналогичное по правовым последствиям объявление гражданина умершим (судебное решение), а также принятие наследства (действие наследника, являющееся односторонней сделкой). Среди специальных - в зависимости от того, о каком основании в смысле ст. 1111 ГК идет речь, - наличие завещания (при наследовании по завещанию) или, напротив, в условиях его отсутствия принадлежность лица к числу законных наследников ввиду его юридически значимой связи с наследодателем, а также к той очереди наследников, которая призывается к наследованию (при наследовании по закону). Известны и другие специальные факты. Так, при наследовании по закону для особого (внеочередного) порядка призвания к наследованию нетрудоспособных иждивенцев, относящихся к законным наследникам второй - седьмой очередей, но не входящих в круг наследников той очереди, которая призывается к наследованию, необходимы их нетрудоспособность и нахождение на иждивении наследодателя не менее года до его смерти (п. 1 ст. 1148 ГК), а для прочих нетрудоспособных иждивенцев (не принадлежащих ни к одной очереди законных наследников) - также совместное проживание с наследодателем в тот же период (пп. 2, 3 ст. 1148 ГК). Последнее обстоятельство учитывается и в других случаях наследования (предметов обычной домашней обстановки - ст. 1169 ГК), а также за рамками наследования (имеются в виду случаи наследственноподобного правопреемства, в частности при получении членами семьи социальных выплат, предусмотренных абз. 1 п. 1 ст. 1183 ГК).



Поскольку посмертный переход имущества закон связывает с дополнительными фактами, в контексте двух оснований наследования (по завещанию и по закону) известны и другие (производные) основания. Так, смерть самого наследника, не успевшего принять наследство, в разных условиях "активирует": a) субституцию (substitutio), т.е. наследование подназначенным наследником или субститутом (при наследовании по завещанию - п. 2 ст. 1121 ГК); b) наследование по праву представления или представляющим наследником (при наследовании по закону - ст. 1146 ГК); c) наследственную трансмиссию (transmissio hereditatis) или наследование трансмиссаром (при наследовании по завещанию или по закону - ст. 1156 ГК). Кстати, последние два случая закон прямо именует основаниями наследования, а в результате использования слов "тому подобное" и вовсе оставляет перечень таких оснований открытым (см. абз. 2 п. 2 ст. 1152, п. 3 ст. 1158 ГК). Учитывая последнее, еще одним явным основанием является наследование выморочного имущества, которое, хотя и рассматривается в контексте наследования по закону, отличается от наследования и по завещанию, и по закону: правопреемство здесь, с одной стороны, не обусловлено волей наследодателя, с другой - является императивным (ст. 1151 ГК) и обязательным для наследника (абз. 2 п. 1 ст. 1152, абз. 2 п. 1 ст. 1157 ГК); есть и другие особенности (например, с выморочностью наследства отпадает и обременяющий всю наследственную массу легат)*(525). Для возникновения этого - запасного - случая наследственного правопреемства достаточен факт смерти и наличие условий, названных в п. 1 ст. 1151 ГК. Вместе с тем в открытый перечень оснований наследования не следует включать конструкции, хотя и известные наследственному праву из-за связи с наследованием, однако имеющие самостоятельную природу. Типичный тому пример - завещательный отказ (легат) - обязательство между наследником (по завещанию или по закону) и третьим лицом - отказополучателем (легатарием) по исполнению первым (должником) имущественной обязанности перед вторым (кредитором) (ст. 1137 ГК).



Поэтому дело не в наименовании, а в содержании ст. 1111 ГК и в особенностях гражданско-правового регулирования наследственного правопреемства. Правопреемство при наследовании по закону регулируется только законом, а при наследовании по завещанию - завещанием и законом (в том и в другом случае под "законом" имеются в виду нормы права, содержащиеся в ГК и в других источниках). Что же касается завещания или завещательного распоряжения (Verfьgung von Todes wegen), необходимого при наследовании по завещанию, оно представляет собой прижизненную сделку наследодателя. По принятой классификации эта сделка является: a) распорядительной (определяет посмертную судьбу имущества - пп. 1, 4 ст. 1118, ст. 1120 ГК); b) личной (не может совершаться представителем и выражать волю двух и более лиц - пп. 3, 4 ст. 1118 ГК); c) односторонней (для ее совершения необходимо и достаточно воли завещателя - п. 5 ст. 1118 ГК); d) срочной и безусловной (порождает правовые последствия после смерти - п. 5 ст. 1118 ГК, которая, в свою очередь, - необходимый элемент завещания, а поскольку ее наступление неизбежно, смерть - срок "активации" завещания, выраженный не датой, а событием, напротив, условие - возможный элемент условной сделки, его наступление может и не произойти); e) формальной (требует квалифицированной формы - ст. 1124-1129 ГК); f) отзывной (до открытия наследства может быть отменена или изменена - абз. 1 п. 1 ст. 1119, ст. 1130 ГК). Содержание завещания может быть конкретным или абстрактным (как в смысле самого наследства, так и причитающегося конкретному наследнику имущества - ч. 1 ст. 1120, п. 1 ст. 1122 ГК), оно может наделять правами на наследство любых лиц, лишать прав наследников по закону, содержать иные распоряжения и даже исчерпываться завещательным отказом (абз. 1 п. 1 ст. 1119, абз. 3 п. 1 ст. 1137 ГК).

Наследование по завещанию и по закону имеют двустороннюю связь: с одной стороны, завещание изменяет нормы о наследовании по закону (в целом диспозитивные), а значит, наследование по завещанию приоритетно перед наследованием по закону (см. ч. 2 ст. 1111 ГК, а также современное взаиморасположение глав 62, 63 ГК), с другой - некоторые нормы закона ограничивают свободу завещания (абз. 2 п. 1 ст. 1119, 1149 ГК). Завещание - только возможный, но не необходимый и не исключительный регулятор наследственного правопреемства: когда и поскольку это не изменено завещанием, имеет место наследование по закону, последнее также имеет место и в иных случаях, установленных в законе (например, при признании наследника по завещанию недостойным, при недействительности завещания, при наследовании обязательной доли - абз. 1 п. 1 ст. 1117, ст. 1131, 1149 ГК). Наследник может призываться к наследованию по завещанию и по закону одновременно (п. 2 ст. 1152 ГК). Отсюда можно сделать вывод, что в регулировании наследственного правопреемства доминирует частный метод, при этом назначение публичного метода состоит, с одной стороны, в ограничении частного регулирования, а с другой - в его субсидиарном восполнении при дефиците или отсутствии. И именно из-за неизбежности смерти (а значит, и выполнения гражданином функции наследодателя, как и самого наследственного правопреемства, которое во всяком случае состоится, хотя бы с участием публичного наследника выморочного имущества), а также учитывая тот факт, что даже составленное при жизни завещание "не покрывает" всех возможных ситуаций посмертного перехода имущества (которые закон иногда регулирует особо), в содержание правоспособности гражданина не включено право быть наследодателем, но включено право быть завещателем и наследником (ст. 18, 1120 ГК).

С развитием общественно-экономического уклада и изменением законодательства меняются и сами юридические факты, обеспечивающие наследственное правопреемство. Рассмотрим законных наследников и очередность призвания их к наследованию. Действующий закон (в сравнении с предыдущим) значительно расширил их круг, предусмотрев семь очередей (против прежних двух), включая три очереди представляющих наследников (против прежней одной) (ср. ст. 1141-1146 ГК РФ со ст. 532 ГК 1964 г.). Законными наследниками теперь являются родственники вплоть до пятой степени родства, наследующие по шестую очередь (пп. 1, 2 ст. 1145 ГК), и если раньше пасынки и падчерицы, отчим и мачеха не наследовали по закону, сегодня они образуют самостоятельную - седьмую - очередь (п. 3 ст. 1145 ГК).

Но и это не все. Дело в том, что прежде ч. 5 ст. 532 ГК 1964 г. объединяла нетрудоспособных лиц, находившихся на иждивении наследодателя не менее года до его смерти, в единую категорию законных наследников, которые наследовали наравне с наследниками той очереди (первой или второй), которая призывалась к наследованию, а при их отсутствии - самостоятельно (т.е. в третью очередь). Сегодня так называемые "нетрудоспособные иждивенцы" разделены на две группы с различными условиями призвания к наследованию (ср. п. 1 с пп. 2, 3 ст. 1148 ГК). Нетрудоспособные иждивенцы первой группы являются законными наследниками без этого признака и независимо от него в силу принадлежности к одной из очередей законных наследников. При призвании к наследованию законных наследников более высокой очереди они наследуют вместе и наравне с ними (т.е. вне своей очереди), а при отсутствии таковых (в том числе если сами они являются наследниками первой очереди и выше уже никого нет) - в общем порядке (т.е. в свою очередь). В общем же порядке они наследуют и в условиях дефицита доказательств наличия нетрудоспособности и нахождения на иждивении наследодателя не менее года до его смерти (т.е. специального признака, позволяющего им наследовать вне очереди). Напротив, нетрудоспособные иждивенцы второй группы не принадлежат ни к одной очереди законных наследников и являются таковыми исключительно на основании фактического состава из: a) нетрудоспособности + b) нахождения на иждивении наследодателя не менее года до его смерти + c) совместного проживания с ним (в этот период). Они наследуют вместе и наравне с наследниками той очереди (с первой по седьмую), которая призывается к наследованию, а при их отсутствии - самостоятельно (т.е. в восьмую очередь), разумеется, если только смогут доказать наличие всех элементов названного состава, в противном случае - не наследуют вообще*(526).

Наследственное правопреемство юридически связывает наследодателя (праводателя) с наследником (правопреемником): сам закон говорит об имуществе умершего и о других лицах, к которым это имущество переходит (п. 1 ст. 1110 ГК). Именно правопреемство показывает посмертное движение прав и обязанностей наследодателя в направлении наследника, их переход к последнему, что, в свою очередь, определяет их судьбу и объясняет смену правообладателя. И вовсе не случайно, что принятое наследство считается принадлежащим наследнику уже со дня открытия наследства независимо от времени фактического его принятия, а в соответствующих случаях - и от момента государственной регистрации права наследника (п. 4 ст. 1152 ГК).

Вместе с тем, поскольку наследственные отношения возникают со смертью наследодателя, а смерть прекращает правоспособность (п. 2 ст. 17 ГК), нельзя считать наследодателя субъектом наследственного правоотношения, а значит, и отождествлять понятия "наследственное правопреемство" и "наследственное правоотношение". Наследственное правоотношение - более сложное и динамично развивающееся явление. Оно, писал О.С. Иоффе, проходит две стадии: первая связывается с открытием, вторая - с принятием наследства. На первой стадии у наследника возникает абсолютное право на принятие наследства, а значит, обязанными по отношению к нему являются все прочие лица, способные помешать реализации его права. На второй - наследственное правоотношение сохраняется только как основание возникших у наследника прав, прежде принадлежавших наследодателю. В новом качестве наследственное правоотношение продолжается как абсолютное, в котором наследник - лицо управомоченное (именно со ссылкой на него наследник может защищаться против любых притязаний, оспаривающих его право на приобретенное имущество), одновременно оно становится относительным, в котором наследник - лицо и управомоченное, и обязанное (именно оно определяет объем приобретенных наследником прав и обязанностей относительно бывших кредиторов и должников наследодателя, ставших теперь его собственными кредиторами и должниками). От одной стадии к другой меняется и содержание наследственного правоотношения. На первой стадии оно определяется субъективным правом наследника и пассивной функцией воздержания всех других лиц от совершения каких-либо действий, на второй - суммой правомочий и обязанностей наследника, входящих в его право на приобретенное наследство, которым противостоят соответствующие обязанности и права других лиц и которые при этом образуют содержание самостоятельных правоотношений (вещных, обязательственных и др.)*(527).

Наследственное правоотношение, начавшись с открытием наследства, может на том и закончиться, если наследник не принял наследство или вовсе отказался от него (ст. 1154, 1157, 1158 ГК, в том числе только по отдельным основаниям - абз. 2 п. 2 ст. 1152, п. 3 ст. 1158 ГК). При такой паллиативности ("незаконченности") наследственного правоотношения не возникает и последствия в виде правопреемства. Напротив, последнее возможно, только если наследственное правоотношение последовательно пройдет обе стадии, т.е. если наследство откроется, а наследник примет его. Если же открывшееся наследство наследник не примет (откажется от него), право на получение наследства перейдет к другим лицам. В разных ситуациях таковыми могут быть: a) субституты (п. 2 ст. 1121 ГК); b) наследники по закону последующей очереди (абз. 2 п. 1 ст. 1141 ГК); c) наследники по завещанию или по закону любой очереди (в том числе представляющие и трансмиссары), в пользу которых произошел отказ от наследства (ст. 1158 ГК); d) наследники по завещанию или по закону, прирастившие наследственную долю (п. 1 ст. 1161 ГК); e) публичный наследник выморочного имущества (ст. 1151 ГК). И вновь для возникновения правопреемства уже с новым наследующим субъектом последний должен принять наследство, и снова этого может не произойти (во всех случаях, кроме последнего, когда принятие наследства уже не требуется, а отказ от него невозможен в принципе - абз. 2 п. 1 ст. 1152, абз. 2 п. 1 ст. 1157 ГК).

Отсюда можно сделать следующий ряд важных выводов: a) наследодатель - субъект наследственного правопреемства, который не является субъектом наследственного правоотношения (поэтому наличие юридической связи в виде правопреемства между наследодателем и наследником не означает наличия между ними правоотношения, а значит, не всякая юридическая связь сама по себе есть правоотношение); b) наследственное правопреемство - правовое последствие (результат, эффект) полноценной (двустадийной) реализации наследственного правоотношения; c) понятия "наследственное правоотношение" и "наследственное правопреемство" различаются по субъекту и соотносятся как "причина" и "результат"; d) наследственное правоотношение и правопреемство объективны, поскольку смерть неизбежна, а открывшееся с ней наследство во всяком случае перейдет к другому лицу (в самом крайнем случае - к публичному субъекту как выморочное).

Итак, основание наследственного правоотношения с эффектом в виде правопреемства - фактический состав из разных юридических фактов (в их числе во всяком случае неизбежное событие в виде смерти гражданина или судебное решение об объявлении его умершим, а также действие наследника по принятию наследства). Наследодатель, являющийся управомоченным лицом только в смысле прижизненного права завещать (ст. 1120 ГК), после смерти находится уже за рамками наследственного правоотношения. Наследник - управомоченное лицо на принятие наследства, однако это его право не может быть реализовано в отношении наследодателя: до смерти наследодателя наследник им не обладает, а после смерти наследодателя об этом праве наследника можно говорить только относительно третьих лиц (включая других наследников, а также так называемый публичный порядок). Сказанное позволяет противопоставить наследственные правоотношения обязательствам, которые возникают из договоров и других гражданско-правовых оснований (и новируются по субъекту, в том числе в результате наследственного правопреемства), имеют две стороны - обязанную (должника) и управомоченную (кредитора), причем первая должна совершить в пользу второй определенное действие (передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п.) и исполнить обязательство надлежащим образом, к тому же функции должника и кредитора нередко несут обе стороны обязательства ввиду двустороннего характера многих обязательств (ст. 307-309 ГК). Не случайно, что специальное правовое регулирование наследственных отношений обеспечивают правила раздела V ГК, при этом правила об обязательствах применяются в предусмотренных законом случаях (см. пп. 3 и 5 ст. 1117, п. 3 ст. 1137, ст. 1173 ГК).

Наследственное правопреемство - односторонний, а потому безвозмездный переход имущества умершего к наследнику. По этой причине если оно возникло в результате объявления гражданина умершим, то в случае последующей его явки (и независимо от времени явки) перешедшее к наследнику и сохранившееся у него наследство за установленными законом изъятиями подлежит возврату (абз. 1 п. 2 ст. 46 ГК). И по этой же причине, не связывая себя сделанным выше выводом, не будет лишним провести дифференциацию между наследованием и дарением имущества (также безвозмездным), принимая во внимание расхожий вопрос: что лучше - подарить или завещать?, а также существующие между дарением и наследованием черты сходства (в том числе наличие правопреемства, присущий многим договорам дарения не обязательственный, а вещный характер*(528), а также тот факт, что и одаряемый, и наследник могут обязываться к совершению действий в пользу третьих лиц - ср. ст. 582 со ст. 1137-1140 ГК). В наиболее общем смысле различия между этими конструкциями в следующем: a) основание дарения - одноименный договор (единичный факт), основание наследования - сложный фактический состав без участия в нем договора;

b) дарение - пожизненный переход имущества от дарителя к одаряемому (договор, предусматривающий передачу дара одаряемому после смерти дарителя, ничтожен, к такого рода дарению применяются правила о наследовании - п. 3 ст. 572 ГК), наследование - всегда посмертный (при этом распоряжение имуществом на случай смерти возможно только путем завещания - п. 1 ст. 1118 ГК);

c) наследодатель в отличие от дарителя - только гражданин; d) наследование в отличие от дарения покоится на идее универсального (а не сингулярного) правопреемства.

Наследственное правопреемство и в самом деле является прямым (непосредственным) и универсальным. Согласно первому признаку наследство переходит от наследодателя к наследнику без участия в этом третьих лиц. Поэтому известные наследственному праву случаи непрямого (опосредованного) перехода наследства, хотя и связаны с наследованием, сами при этом наследованием не являются. Таковы случаи завещательного отказа (легата) и возложения, когда один или несколько отказополучателей (более широкий круг дестинатариев) получают имущество умершего, но не как наследники, а как кредиторы наследника-должника (ст. 1137-1139, 1174 ГК). Согласно второму признаку наследство переходит от наследодателя к наследнику: a) в неизменном виде + b) как единое целое + c) в один и тот же момент (п. 1 ст. 1110 ГК). Именно в силу универсальности наследственного правопреемства: a) принятие наследником части наследства означает принятие всего причитающегося ему наследства, в чем бы оно ни заключалось и где бы ни находилось (включая и те его составляющие, о существовании которых наследник не знает и не подозревает); b) принятие наследства под условием или с оговорками не допускается; c) наследство принимается однократным актом, исключающим необходимость принятия каждой его составляющей в отдельности (п. 2 ст. 1152, ст. 1153 ГК). Однако правило п. 1 ст. 1110 ГК об универсальности наследственного правопреемства диспозитивно и знает исключения. Так, частичное принятие наследства возможно в условиях одновременного наследования по нескольким основаниям (абз. 2 п. 2 ст. 1152, п. 3 ст. 1158 ГК). Впрочем, поскольку отсюда можно сделать и иной вывод, будто бы речь идет не об изъятии из данного правила, а о его ограниченности рамками конкретного основания наследования, среди более иллюстративных изъятий - случаев так называемого правопреемства с модификацией переходящего права*(529) - изменение состава наследства в рамках абз. 2 п. 1 ст. 1176 ГК, а также при наследовании имущества члена крестьянского (фермерского) хозяйства, когда наследник, не являющийся членом данного хозяйства и не вступивший в него, имеет право на получение соразмерной наследуемой доле в праве общей собственности денежной компенсации, которую ему должны уплатить члены хозяйства (но не самой этой доли и не соответствующего ей имущества в натуре - п. 2 ст. 1179 ГК). Наследство переходит к наследнику и считается принадлежащим ему со дня открытия наследства (ст. 1113, 1114 ГК), а не со дня фактического его принятия и не с момента необходимой для соответствующих случаев государственной регистрации права на имущество: акту фактического принятия наследства закон придает обратную силу (п. 4 ст. 1152, ч. 1 ст. 1164 ГК). Значение этого приема в следующем: в рамках акта правопреемства он: а) обеспечивает "непрерывную" ("бесперебойную") юридическую связь между правом наследодателя и правом наследника; b) определяет правовой режим так назваемого лежачего наследства (от момента его открытия до момента принятия) - уже со дня открытия наследства именно того наследника, который примет его немедленно или позднее, закон признает собственником наследственной вещи (а если право на нее подлежит государственной регистрации - законным ее владельцем), а также обладателем иных прав*(530).

Объект наследования - имущество умершего (наследственное имущество, наследство - п. 1 ст. 1110, ст. 1112 ГК). Объектами наследования не могут быть гражданская правоспособность и дееспособность умершего (п. 1 ст. 17, п. 1 ст. 21 ГК). В сумме они образуют гражданскую правосубъектность, выступают предпосылкой обладания субъективными правами и обязанностями и их реализации, неразрывно связаны с личностью гражданина. Правоспособность возникает в момент рождения и прекращается смертью (п. 2 ст. 17 ГК); последнее касается и дееспособности, которая без правоспособности не существует. Поэтому объект наследования - субъективные имущественные права и обязанности умершего. Считается, что в состав наследства входят и отдельные личные неимущественные права, что объясняют их связью с унаследованными имущественными правами, реализации которых они способствуют, а также ссылкой на прямо предусмотренные законом случаи, когда возможность наследования неимущественных прав (нематериальных благ) вытекает из самой их природы*(531). Вообще говоря, личные неимущественные права и нематериальные блага не могут переходить от правообладателя к другим лицам ввиду присущих им неотчуждаемости и непередаваемости (п. 2 ст. 2, п. 1 ст. 150 ГК). Не случайно нормы наследственного права прямо исключают их из состава наследства (ч. 3 ст. 1112 ГК). И только если "личное неимущественное" и "имущественное" представляют собой единый юридический сплав (выступают двумя сторонами одной медали), та и другая составляющие единого права могут наследоваться. Пример тому - так называемое корпоративное право, т.е. право участия (членства) в хозяйственном товариществе, обществе или кооперативе. Данное право признается законом обязательственным (абз. 2 п. 2 ст. 48 ГК), однако особенность его в том и состоит, что правообладатель здесь - член организации, имеющий право не только на получение благ в виде дивидендов или результата кооперативной деятельности (имущественное право), но и на управление ею (личное неимущественное право). Наследование корпоративных прав (включая присущий им лично-правовой компонент) признается прямо (ст. 1176, 1177 ГК) и в то же время регулируется особо (глава 65 ГК). Что же касается п. 1 ст. 150 ГК, согласно которому в случаях и в порядке, предусмотренных законом, личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежавшие умершему, могут осуществляться и защищаться другими лицами, в том числе наследниками правообладателя, то едва ли эти две нормы - специальная и общая - противоречат друг другу. Отдельные личные неимущественные права и нематериальные блага после смерти правообладателя и в самом деле могут переходить от умершего правообладателя к другим лицам (в том числе наследникам), однако переходят они скорее не в порядке наследования, а по самостоятельному правовому основанию (не случайно закон должен предусматривать не только случаи их перехода, но и порядок). Отсюда наследование сопряжено с посмертным переходом имущественных прав и обязанностей умершего к его наследникам, в то же время наследование - не единственное возможное основание посмертного перехода прав и обязанностей умершего к другим лицам (включая его наследников).

В самом деле, даже посмертный переход имущества не всегда связывается с наследованием. Помимо него, есть и иные случаи посмертного перехода имущества. Так, некогда ст. 561 ГК 1964 г. предоставляла гражданам-вкладчикам право сделать распоряжение сберкассе (банку) о выдаче вклада на случай смерти. При наличии такого распоряжения вклад не входил в состав наследства и переходил к указанному в нем лицу (любому или государству) и только при отсутствии такого распоряжения наследовался на общих основаниях. И хотя в действующем ГК денежные средства граждан во вкладах и на любых других счетах наследуются на общих основаниях, т.е. по завещанию (которое может быть нотариальным или банковским - ст. 1128 ГК) или по закону, по-прежнему известны случаи, когда посмертный переход имущества не является наследованием. Так, согласно ст. 1183 ГК члены семьи умершего, а также нетрудоспособные его иждивенцы имеют право на неполученные умершим при жизни суммы заработной платы и приравненных к ней платежей, пенсий, стипендий, пособий по социальному страхованию, возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью, алиментов и иных денежных сумм, предоставленных умершему в качестве средств к существованию. Данные суммы выплачиваются по их требованию, но не в составе наследства, а как выплаты социального характера (подчеркивают даже, что указанные лица не наследуют эти суммы, а получают возможность "заместить" умершего правообладателя, не реализовавшего при жизни свое право)*(532). И только при отсутствии таких лиц или непредъявлении ими требований в установленный законом срок социальные выплаты включаются в состав наследства и наследуются на общих основаниях.

А вот другой пример. Ни при каких условиях не входят в состав наследства и не наследуются подпадающие под действие специального законодательства государственные награды умершего: после смерти они передаются наследникам, но не в составе наследства, а для хранения как память (п. 1 ст. 1185 ГК, а также Положение о государственных наградах Российской Федерации)*(533). Исключение указанных видов имущества из состава наследства выводит их и из-под сферы действия наследственно-правовых норм (т.е. раздела V ГК, разумеется, кроме тех специальных правил, которые эти случаи регулируют самостоятельно или путем отсылки). Поэтому такое имущество не учитывается при определении и выплате обязательной доли (ст. 1149 ГК), не подвержено обращению взыскания по долгам наследодателя (ст. 1175 ГК). Итак, посмертный переход имущества связывается с наследованием, в то же время наследование - лишь общее и наиболее распространенное основание посмертного перехода имущества, которое применяется во всех случаях, кроме тех, когда такой переход осуществляется по иному (самостоятельному) основанию или когда он невозможен.

Наследственные правоотношения (включая состоявшееся правопреемство) аннулируются из-за нарушения закона (в частности, требований ст. 1117 ГК, ничтожности завещания или в результате эффективного его оспаривания - пп. 1, 2 ст. 1131 ГК, нарушения правил очередности призвания к наследованию законных наследников - п. 1 ст. 1141 ГК), а если наследодатель был объявлен умершим - вследствие его явки (ст. 46 ГК).

Правовое регулирование наследования. Отношения по наследованию имущества умершего другими лицами регулирует наследственное право - подотрасль права гражданского. Соответственно предмет наследственного права (наследственно-правового регулирования) - посмертные отношения, возникающие по поводу открытия наследства и его принятия наследниками по завещанию и (или) по закону (наследственные отношения). В то же время при определении предмета наследственного права не обойтись без двух важных уточнений: a) учитывая особенности регулирования наследственных отношений, а также ту роль, которая принадлежит в этом прижизненной воле наследодателя, наследственное право помимо наследственных регулирует и некоторые прижизненные отношения, "связанные с подготовкой гражданина к смерти"; b) учитывая многообразие и сложность отношений, возникающих после смерти наследодателя, наследственное право регулирует (или, по крайней мере, в той или иной степени вовлекает в свою орбиту) многие другие отношения, примыкающие к наследственным (в том числе обслуживающие их). Таким образом, предмет наследственного права образуют следующие группы отношений.

1. Прижизненные отношения наследодателя, связанные с составлением, отменой и изменением завещания (ст. 1119-1122, 1124-1130 ГК).

2. Посмертные отношения, связанные, с одной стороны, с открытием наследства и призванием к наследованию наследников по завещанию и (или) по закону (включая субститутов, представляющих наследников, нетрудоспособных иждивенцев, необходимых наследников, трансмиссаров, наконец, публичного наследника выморочного имущества), а с другой стороны - с его принятием наследником или отказом от него (ст. 1113-1117, 1121, 1141-1159 ГК).

3. Отношения между наследниками (ст. 1140, 1141, 1157-1158, 1165, 1168-1170, 1182 ГК), в том числе по поводу обязательной доли (ст. 1149 ГК) и приращения долей (ст. 1161 ГК).

4. Отношения между наследниками и другими заинтересованными лицами - отказополучателями (п. 5 ст. 1117, 1137-1138, 1160 ГК), дестинатариями (ст. 1139 ГК), иными кредиторами (ст. 1174, 1175 ГК), юридическими лицами при наследовании права участия в них, а также их участниками (ст. 1176, 1177 ГК), сособственниками умершего (ст. 1150, пп. 1, 2 ст. 1168, ст. 1179 ГК).

5. Прочие вовлекаемые в предмет наследственного права отношения, к которым можно отнести отношения с участием уполномоченных душеприказчиков (ст. 1134-1136 ГК), нотариусов и других уполномоченных законом лиц (п. 1 ст. 1124, ст. 1171, 1172 ГК), свидетелей (пп. 2, 3 ст. 1124, пп. 4, 5 ст. 1125, п. 3 ст. 1126 ГК), представителей наследников (абз. 3 п. 1 ст. 1153, п. 3 ст. 1159 ГК), доверительных управляющих (ст. 1173 ГК).

6. Наконец, в рамках предмета наследственного права нельзя не сказать и об отношениях по переходу имущества умершего к другим лицам по специальному (иному, чем наследование) основанию. Упоминание о таких отношениях и даже их регулирование (непосредственное - пп. 1, 2 ст. 1183 ГК или отсылочное - п. 1 ст. 1185 ГК) едва ли вызывают сомнения ввиду их близости к наследственным отношениям, особенно если учесть, что некоторые из них, начавшись как ненаследственные, при указанных в законе условиях могут "перерастать" в наследственные (ст. 1183 ГК).

Поскольку наследование - процедура и процесс перехода имущества умершего к другим лицам, предмет наследственного права образуют отношения организационные и имущественные. Совокупный анализ норм наследственного права позволяет сделать три важных вывода: a) если не о преобладании первых над вторыми, то, по крайней мере, о том значительном месте, которое первые занимают в предмете наследственного права; b) о тесной взаимосвязи этих отношений, поскольку организация процесса наследования - не самоцель, а средство правильного и справедливого с точки зрения закона распределения имущества умершего и определения дальнейшей его судьбы; c) о комплексности Гражданского кодекса как нормативного правового акта, объединившего наряду с гражданскими также отдельные нормы иной отраслевой принадлежности. Надлежит подчеркнуть, что наследственное право не регулирует личные неимущественные отношения, связанные с имущественными (они являются предметом другой гражданско-правовой подотрасли - см. раздел VII ГК), в то же время нет никаких препятствий для распространения норм наследственного права на случаи посмертного перехода присущего данным отношениям имущественного компонента (ст. 1241, 1283, п. 3 ст. 1293 ГК). Совсем далеки от наследственного права отношения по поводу личных неимущественных прав и нематериальных благ: даже если в предусмотренных законом случаях и порядке последние переходят от правообладателя к наследникам (п. 1 ст. 150 ГК), такой переход, как видно, осуществляется по самостоятельному правовому основанию, не имеющему ничего общего с правовым режимом наследования и нормами наследственного права.

Формой (источником) наследственного права является законодательство о наследовании, представляющее собой систему нормативных правовых актов. Центральное, но при этом отнюдь не исключительное место в этой системе занимает Гражданский кодекс, при этом важно подчеркнуть, что, помимо специального раздела V "Наследственное право", расположенного в его части третьей, упоминания о наследовании (или, по крайней мере, о наследниках) можно без труда обнаружить и в других его подразделениях, в том числе в части первой (см. п. 2 ст. 78, п. 6 ст. 93, п. 4 ст. 111, п. 1 ст. 150, п. 2 ст. 218, п. 2 ст. 256, ст. 266, 267), в части второй (см. п. 3 ст. 572, п. 1 ст. 578, ст. 581, п. 5 ст. 582, п. 2 ст. 589, п. 2 ст. 617, п. 2 ст. 700, п. 2 ст. 934, ст. 979, п. 2 ст. 1038, абз. 4 п. 1 ст. 1050), в разделе VI части третьей (см. ст. 1224), в части четвертой (см. п. 5 ст. 1232, ст. 1241, п. 2 ст. 1267, ст. 1283, п. 1 ст. 1284, п. 3 ст. 1291, п. 3 ст. 1293, п. 2 ст. 1316, ст. 1318, п. 1 ст. 1319, п. 2 ст. 1327, п. 9 ст. 1483).

Помимо Гражданского кодекса, в состав законодательства о наследовании входят и другие нормативные правовые акты разной юридической силы.


sushnost-i-raznovidnost-metoda-pnevmovakuumnogo-formovaniya.html
sushnost-i-rezultati-aktivacionnoj-terapii.html
    PR.RU™