СУЩНОСТЬ И ОСОБЕННОСТИ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

Политические и социальные технологии представляют собой способ организации и упорядочения целесообразной практической деятельности, совокупность приемов, направленных на определение или преобразование (изменение состояния) политического или социального объекта, достижение заданного результата. При этом речь идет о специфических социальных средствах. Специфика технологии состоит в том, что она создает алгоритмы деятельности и поэтому может быть многократно использована, тиражирована для решения сходных задач, достижения заданных результатов посредством профессиональной культуры.

Вместе с тем в социологической литературе имеется и расширительная трактовка политических и социальных технологий, которая идентифицирует их с управлением и включает проблемы планирования, проектирования, экспериментирования и другие элементы управленческого цикла.

На наш взгляд, трактовка политических и социальных технологий наиболее близка к понятию «организация» в том смысле, в котором употребляет его часть социологов, имея в виду процесс реализации того, что наработано на предшествующих ступенях управления — при планировании, проектировании и программировании.

Однако не все процессы организации подвергаются жесткой регламентации и алгоритмизации. В процессе управления в действиях руководителя, а также сотрудников, причастных к управлению, всегда присутствуют элементы импровизации, творчества и интуиции. Иногда работу организатора-руководителя сравнивают не только с наукой, но и искусством, но это не отменяет наличия жесткой программы осуществления ряда последовательных операций с целью достижения заранее сформулированной цели. Именно такая технология создает возможность тиражировать приемы и методы, многократно повторять их и применять в аналогичных обстоятельствах, но в других социальных институтах и процессах.

Однако алгоритмы управления, которые закрепляются в технологиях, имеют и негативный аспект: они способны консервировать методы и приемы, которые именно по этим обстоятельствам могут на новом этапе обречь их разработчиков на неудачу.

Широко известен пример Г. Форда, который прославился своими новаторскими технологиями, успешно применяемыми в течение четверти века вплоть до 30-х годов. Он решал многие социальные проблемы, но консервация используемых им методов обернулась для него в 40-е годы серьезными последствиями.

Социальные технологии изобретены давным-давно. Люди, к примеру, долгие века управляли общественными делами, передавали накапливаемые знания и информацию от поколения к поколению. При этом всегда пользовались технологиями, которые в большинстве случаев специально не разрабатывались, были достаточно простыми, да и сами социальные связи не требовали технологизации. Социальный прогресс был возможен на основе соблюдения прошлых правил, предписаний, традиций, культурных образцов, т.е. традиционных процедур и операций, которые целенаправленно, сознательно не разрабатывались и нередко относились к числу рутинных, но ими руководствовались в практической деятельности.



По мере развития человечества социальные связи усложнялись, увеличивалось их число, многократно рос динамизм политических процессов, что объективно поставило ряд новых требований к совершенствованию социального управления. Кроме того, продолжала действовать общесоциологическая закономерность: возрастала роль субъективного фактора в развитии мировой цивилизации, а это объективно требовало коренных изменений в общей теории управления.

Все более углублялось противоречие между назревшими потребностями общественного развития, с одной стороны, и низким уровнем управленческих воздействий — с другой. Возникла острая необходимость в использовании определенных формализованных последовательных операций, базирующихся не только на опыте, но и на научно обоснованных рекомендациях, которые и образуют такую отрасль управления, как социальные технологии. Ведь смысл и назначение любой технологии — оптимизировать управленческий процесс, исключать из него все виды деятельности и операции, которые не являются необходимыми для получения социального результата. Использование технологий — главный ресурс, позволяющий снизить затраты на управление, повысить эффективность управленческого воздействия и его роль в жизни общества.



Общей тенденцией — при всех имевшихся в истории зигзагах развития — стал переход политического властвования от единоначалия (вождя племени, монарха, царя, короля, хана) к усложнению субъекта политической власти — сначала в виде совещательных органов к институтам, обладающим теми или иными властными полномочиями. Вполне естественно, что технологии политического руководства постоянно изменялись, совершенствовались и модернизировались.

Общество всегда искало приоритеты не только на пути технического прогресса, но и на основе социальной ориентации, рационального использования человеческих ресурсов. Социологическая мысль начиная с 60-х годов проявляет интерес к этой проблематике. Наблюдения показали, что внедрение социальных технологий, направленных на более полное использование творческих и интеллектуальных способностей человека, могло обеспечить увеличение производительности труда на 20—25, а при реализации всех социальных резервов — на 40—60%. Стало очевидным, например, что приоритет Японии в развитии экономики был достигнут прежде всего за счет активного включения научного потенциала в комплексное изучение проблем личности, коллективной организации труда и т.д. Но немалую роль сыграла и политическая поддержка руководства страны, которая во многом способствовала созданию условий для эффективного функционирования всего общественного организма.

В процессе реализации отдельных задач формируются знания о конкретных элементах технологизации политических и социальных процессов: о диагностике политических и социальных явлений, принципах решения конкретных общественных проблем. В этих условиях возникла необходимость определить сущность и содержание политических и социальных технологий. Анализ существовавших попыток осуществить задуманное показывает, что среди исследователей сложились разные подходы. Так, В. Г. Афанасьев определяет ее как «элемент механизма управления и средства перевода абстрактного языка науки... на конкретный язык... достижения поставленных целей», М. Марков — как «способ реализации... конкретного сложного процесса путем расчленения его на систему последовательных взаимосвязанных процедур и операций, которые выполняются однозначно...», А. Зайцев — как «совокупность знаний о способах и средствах организации социальных процессов, сами эти действия, позволяющие достичь поставленной цели», Вал. Иванов — как систему инновационных способов, средств разрешения сущностного противоречия взаимодействия и самореализации социальных субъектов в диалоге человека и природы.

Так, в концепции известного британского социолога и философа К. Поппера социальная технология характеризуется как способ применения теоретических выводов в практической деятельности. Автор разделяет ее на два вида — «частичную» и «холистскую» (утопическую) технологию. Первая характеризуется не столько масштабностью поставленных целей и задач, сколько реалистичностью, правильным пониманием того, что можно сделать с помощью имеющихся способов, форм и методов политического и социального влияния. Она базируется на анализе реальных процессов и их осуществлении в ходе практических преобразований действительности. «Холистская» технология пытается в ходе социальных преобразований решить поставленные задачи как можно быстрее, решительнее, в один прием, революционным путем. Поэтому, по мнению Поппера, она не способна своевременно учесть и предупредить нежелательные, вредные последствия начертанных мероприятий.

Надо сказать, что сущность политических и социальных технологий может быть раскрыта только через систему выявления и использования потенциала общественной системы — «человеческого ресурса» в соответствии с целями и смыслом человеческого существования и посредством совокупности методов, процедур, операций, приемов воздействия, всех современных возможностей творческой деятельности как субъектов управления, так и политических и социальных институтов в целом.

Политическая и социальная технологии — это совокупность последовательных операций, процедур целенаправленного воздействия, реализации ранее намеченных планов (программ, проектов) и получения оптимального результата.

Характеризуя политические и социальные технологии, необходимо выделить наиболее существенные моменты, а именно:

• это определенный способ достижения общественных целей;

• сущность такого способа состоит в пооперационном осуществлении деятельности;

• операции разрабатываются предварительно, сознательно и планомерно;

• разработка проводится на основе и с использованием научных знаний;

• при разработке операций учитывается специфика области, в которой осуществляется деятельность;

• технологии выступают в двух формах: как проект, содержащий процедуры и операции, и как сама деятельность, построенная в соответствии с этим проектом.


sushnost-i-osobennosti-politicheskih-i-socialnih-tehnologij.html
sushnost-i-osobennosti-strahovaniya-ved-strahovanie-pri-mezhdunarodnih-perevozkah.html
    PR.RU™